schwarze_pferd: (Default)

       Ты что, дурак, середина апреля, куда ты в зимних ботинках? А куртку вообще надо выкинуть – в Петербурге весна. И не важно, что с неба вместо привычного и уже почти родного дождя идет снег, а снегоуборочные машины, сонно выбирающиеся из своих уютных весенне-летних спален, не успевают справляться с сугробами вдоль канала Грибоедова. Дворники Невского проспекта устало посыпают солью комочки грязи, через пару часов превращающиеся в полноценные лужи с белыми разводами. Все это не важно. Это весна. Настолько долгожданная родственница, что мы рады ей, как бы она ни выглядела и насколько не опаздывала. В офисах по всему городу открываются окна и чихающе-кашляющие люди в полном дресс-коде вдыхают свежее-загазованный ВЕСЕННИЙ воздух. Солнце, наконец-то, начало не только освещать улицы, но и согревать - стайки курильщиков потянулись в объятия лучей тепла и пыли. Солярии работают в усиленном режиме, раздавая дефицитный ультрафиолет по заранее озвученным ценам. Разнокалиберные фитнесы перевыполняют планы продаж. На улицах появляются первые солнцезащитные очки. Женские сапожки начали свой пусть деградации до балеток. А магазины одежды «выбросили» в продажу новые коллекции в освежающе-ярких тонах, совсем немного копирующих прошлогодние.

Read more... )

schwarze_pferd: (Default)

          Собственно Я.  Как отдельностоящая единица. Если охарактеризовать себя в раннем, да и не в очень раннем детстве одним словом, то наиболее точным будет  - одиночка. Больше всего я мечтала о собственной комнате, собственном мирке, в котором можно оградиться от всего, хотя бы на время спрятаться ото всех. Мои мечты сбылись, но гораздо позже, чем хотелось бы и не совсем плодотворно. Помню, я мечтала о двери, двери, которую можно закрыть, в которую можно стучаться, которую можно не открывать.  Дверь – как символ личного пространства, которого я была лишена.

         Отдельную комнату я получила только в шестнадцать лет и прожила в ней всего два года, до поступления в институт. Стена, отгараживающая меня от кухни, была сделана из нескольких слоев ДВП, там где она заканчивалась, была довольно большая щель, дверь держалась не слишком понятно на чем и открывалась каждый раз, когда кто-то проходил мимо. Но это было гораздо лучше, чем перегородка в виде трельяжа или пианино. Мне постоянно хотелось что-то переставить в своем закутке, поменять что-то местами, но это было практически невозможно. Либо кровать открывалась всеобщему обозрению, либо стол перегораживал проход к книжной полке, либо звуки моей игры на пианино уж совсем невыносимо мешали родителям смотреть телевизор. Летом я ставила себе около дома палатку, потом начала забираться на чердак. Зимой моим любимым занятием была постройка пещеры из снега. Наверное, я была странным ребенком. Очень любила играть в куклы, но в отличие от моих сверстников делала это не так шумно и оживленно. Все диалоги проходили исключительно в моей голове. Я сооружала для них домики из всего, что могло сойти за строения – полки, коробки, стулья. Обстановка домов была тщательно продумана – люстры на потолке, коврики перед дверями и у кроватей, отделанная гардеробная и даже гораж в подвале. Я придумывала различные истории и неделями могла продолжать их развитие. Никаких несуществующих в реальной жизни персонажей, никаких мифических существ. Я создавала уменьшиную копию жизни, впрочем, жизни, которую видела только по телевизору. Это продолжалось немного дольше, чем полагалось по принципу взросления, по мнению моих родителей, которые при первом же удобном случае убирали все мои куклы на чердак.

Read more... )
schwarze_pferd: (Default)

          Пришло время рассказать и о моих родителях. Воспоминания даются несколько с трудом. Потому как их вытесняют недавние, более четкие воспоминания. Я решила писать все как есть, все как я чувствую, а это значит, что мои родители последние, кому я бы дала в руки эту книгу. Все мы искалечены родителями. Так ли это на самом деле? Отчасти, конечно же, да, но только отчасти. На нас влияет все – друзья, одноклассники, одногрупники, коллеги. Человек – это то, с кем он общается и то, какие книги он читает. Но все же родителя – главные люди в жизни, хотя бы потому, что с самого раннего возраста именно они прививают нам привычки, стереотипы, убеждения, которые мы проносим через всю свою жизнь. Мы зависим от их мнения, мы либо пытаемся стать похожими на них, либо в крайней степени от них отличаться. 

          В какой-то книге я прочитала, что дети совсем не обязаны любить своих родителей, только потому, что они подарили вам жизнь. Это стереотип, навязанный нам обществом. Мы можем быть им благодарны, преданны, привязаны к ним, но любовь – чувство слишком глубокое, слишком неконтролируемое. Часто я чувствую вину перед родителями за то, что не могу испытывать чувства, которые, как мне кажется, должна была бы испытывать по отношению к ним. К моему величайшему стыду я не испытываю той любви, на которую меня подталкивает мой «сыновий долг».  Во мне нет постоянной потребности звонить им, присылать сообщения, часто приезжать. Моя любовь к ним как будто имеет свои границы, иногда она может выйти за них, но не так уж и часто. Этому, как впрочем и всему в нашей жизни, есть логические объяснения. Но об этом позже. Чтобы более четко обрисовать картину моего детства надо вкратце описать жизнь моих родителей до моего появления. Естественно, все выводы, касаемые этого вопроса, будут слегка надуманны, но мои личные суждения гораздо важнее для данной книги, чем голые факты их биографии.

          Отец вырос в деревне, его папа был председателем колхоза, что в какой-то мере давало ему некие привилегии. Всю свою жизнь он занимался спортом, но никогда не думал, что это станет его профессией. Совершенно случайно он попал в физкультурный институт, потом в школу. Во время учёбы он входил в сборную от института, а так же от области, участвовал в соревнованиях, часто побеждал и соответственно получал хорошие оценки. У него у одного из первых появилась машина, на которой он гонял, на мой взгляд, с непозволительной скоростью. В качестве небольшого отступления замечу, что машина - это одна из главных слабостей его жизни, она сопровождала его всегда и везде. Когда я была маленькой, мама всегда говорила, что любому делу папа предпочтет сидение в гараже. Мне кажется, нет такой причины, чтобы отец отказался от автомобиля.  "Машина не роскошь – это средство передвижения", даже если она таковой не является. Еще в институте папа первый раз женился, брак этот продлился меньше года, это в общем-то всё, что я о нем знаю. У второго брака был больший срок годности, но и он оказался не вечен. Впрочем от него и не стоило ждать чего-то иного. 

          Папина вторая жена была подругой его племянницы, с которой они вместе приезжали в деревню на каникулы. Через какое-то время выяснилось, что девушка беременна, и они поженились. Как я понимаю, года через три она просто сбежала. Впрочем это для меня слишком понятно. Если даже не принимать в расчет, что отец очень жесткий человек, со взрывным и категоричным характером, в достаточной степени эгоист и педант. Даже если забыть про то, что вряд ли это была такая уж великая и всепрощающая  любовь, а скорее обычный залет. Даже если перечеркнуть все это, девушка еще долго продержалась. Три года жить в деревне, где удобства на улице, баня, топящаяся по-черному раз в неделю, стирание пеленок в проруби и жизнь по соседству с престарелой бабкой, и все это после того, как ты всю жизнь прожила в одном из самых крупных городов нашей страны, для девушки, чье культурное развитие превосходило развитие всей деревни в целом, и так кажется мне подвигом, если не героизмом.


Read more... )
___________________________________________________

Часть первая: http://schwarze-pferd.livejournal.com/27197.html
Часть вторая: http://schwarze-pferd.livejournal.com/31837.html
schwarze_pferd: (Default)

Часть первая здесь:http://schwarze-pferd.livejournal.com/27197.html

Я ведь хотела вспомнить всё. А значит, придётся начать с самого начала. Начнём с детства. Не могу сказать, что оно было несчастным, нет, напротив, иногда мне кажется, что оно было несказанно прекрасным, иногда совершенно обычным, а иногда опасно повлиявшим  на мою личность. Самое первое воспоминание, которое ко мне приходит – из детского сада. Мне было лет пять и мне доверили нести очень большую миску, я не помню, была ли она пустой или чем-то наполненной, помню только, что она была очень большая и ярко-желтая. Картина вокруг этой миски совершенно смазана – среди серой неоднородной массы большое желтое пятно. Странное первое воспоминание о жизни. Не менее расплывчато и другое воспоминание  –  о художнике, несколько раз приходившим в старшую группу и учившем нас рисовать. Точнее не совсем о нем. О деревьях, которые он рисовал моей рукой, с зажатой в  ней кистью на листе белой бумаги. Даже сейчас воспоминание об этом действе меня зачаровывает. В последствии, уже будучи в школе, я с недетским упорством, на вопрос, кем я хочу стать, давала ответ – художником. Вкусы и увлечения других ребят почти всегда менялись, но мое решение еще очень долго оставалось непоколебимо. Я участвовала во всевозможных конкурсах, даже выигрывала какие-то призы, но постепенно это как-то забылось. Мне кажется одна из главных задач родителей – выявлять склонности своих детей к определенным видам деятельности и помогать им развиваться в тех направлениях, которые их больше всего притягивают. Так будет намного легче определиться со своим призванием.


Read more... )
schwarze_pferd: (Default)

 ОТ АВТОРА.

Люди иногда забывают смотреть вперед. Нет, они могут строить планы, лелеять надежды, иногда даже начинают движение к определенной цели… и это хорошо. Не скажу, что это правильно, по одной простой причине -  мне редко удается быть таким человеком. Наверное, оглянувшись назад, могу сказать, что, пожалуй, я им никогда не была. Но речь не обо мне, речь о многих. Люди всегда боялись, и будут бояться чего-то нового, неизвестного. А это значит, что будущее, какое бы оно ни было, страшит. И это нормально, понятно и объяснимо. И из этого можно сделать первый вывод: люди боятся смотреть в свое будущее, а значит бояться создавать его. Во мне всегда вызывали уважение смелые люди, те, которые не боялись смотреть в даль, в перспективу. Они многого лишали себя и знали, что еще много будут лишены, но также они знали, ради чего они это делают. Не могу точно сказать - завидую я им или нет, хотелось ли мне когда-нибудь в своей жизни стать таким человеком. В глазах таких людей я никогда не видела счастья… но там всегда была надежда, даже не так, уверенность, что счастье наступит. Перед всеми и всегда стоит выбор: быть счастливыми сейчас, не зная, откуда это счастье свалилось, и долго ли будет пребывать с нами или быть счастливыми потом, своим трудом добиваясь этого.



Read more... )

Profile

schwarze_pferd: (Default)
schwarze_pferd

April 2017

S M T W T F S
      1
234567 8
9 101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 05:36 am
Powered by Dreamwidth Studios